Станислав (stanislav_spb) wrote,
Станислав
stanislav_spb

Академик А.А. Зализняк о "Велесовой книге" (часть 2)

...продолжение...


Тезис 2. Язык ВК не может быть никаким подлинным (неискажённым) славянским языком никакого века.

Об этом свидетельствует прежде всего то, что в ВК одновременно представлены звуковые формы слов, специфические для разных славянских языков, т.е. именно такие, которыми эти языки различаются между собой. В одном языке такие формы не сосуществуют.

Так, почти всякое слово, встречающееся более одного раза, записывается в ВК разными способами, причём очень часто эти способы соответствуют разным славянским языкам.

Например, слово «князь» встречается в ВК в следующих основных вариантах написания10: конензь (~ праславянск.) 28, кнензе (~ польск.) 24б, кнезе (сербск., чешек.) 6б, кънязi 2а (вост.-слав. древней эпохи), кнiазе (~ вост.-слав. поздней эпохи) 18б; прочие написания — къонязi 2а, кънiязе 22, конезе 25, кнiезе 376, кнз 6е.

Написания для «будет»: бонде (~ праславянск.) 24в, бенде (польск.) 6э, буде 7в, боуде 30 (чешск., сербск., укр.), будеть 24г (др.-русск.), боде (словенск.) 20.

Написания возвратного местоимения «ся»: сен (~ праславянск., польск.), сiа, ся (вост.-слав.), се (чешск., южнослав.); все эти формы встречаются часто.

Написания для «дед»: дѣдом 12 (праславянск., русск.), дiд (укр.), дяды (польск.) 18б; прочие написания — дiеды 29, денде 7е (тва денде а бабе).

Приставка «пре-, пере-»: пре- (церк.-слав.; часто), пере- (вост.-слав. — перебендешете 18в), пше-, пже- (польск. — пшебенде 8(2), пжежихом 18б). И вообще сочетание ре предстает то в виде ре (русск.), то в виде рже (чешек.), то в виде же (польск.); примеров очень много.

И такая картина наблюдается во всей лексике ВК.

Например, ять представлен пятью рефлексами (не считая спорадических, совсем уже ни с чем не сообразных) — ѣ, , е (как в русск.), , я (как в польск., болг.), i (как в укр.).

Носовые представлены всеми встречающимися в славянских языках рефлексами.

В случае прояснения прежний ъ может давать о (как в вост.-слав. — кровь, во славу, со говiяде, воспоемо, волсвi, во славу, ото Дажьба и т.п.), е (как в польском, чешском — кревь, ве дне, ве средьцi, одеiдехомъ ото Дажьба 24в и т.п.), а (как в сербском — дажде 'дожди' 36а).

Аналогично и в более мелких пунктах. Ограничимся немногими примерами: до гуре 'к горе' 5а (польск. goura), суне 'солнце' (часто) (серб, сунце), до очита 'к глазам' 7г (болг. до очите), цызiа [вiре] 'чужой веры' 7з (чешск. cizi), говада 'скот, быки' 5б (чешск. hovado), гоньщарстi горьщке 'гончарские горшки' 35б (поздние вост.-слав. формы, в других языках исконный корень гърн- сохранён без утраты р или н), тобто и себто 'то есть' (многократно) (поздние украинские формы), страм имяй 'стыдясь' 4а (просторечное русское страм из церк.-слав. срамъ).

Далее, об искусственности языка ВК свидетельствует то, что здесь представлены, причём в огромном количестве, такие облики слов, которые невозможны ни для одного из славянских языков (ни древних, ни новых), — в особенности совершенно невероятные формы спряжения глаголов. Можно указать две группы таких фантастических форм (границы между которыми, впрочем, не всегда чётки):

1) формы с характерными фонетическими особенностями того или иного славянского языка, применёнными, однако, ошибочно с точки зрения этого языка; их можно назвать ложными полонизмами, ложными церковнославянизмами, ложными сербизмами и т.д.;

2) формы, не имитирующие никакой конкретный язык, а полученные просто произвольным добавлением, устранением или изменением каких-то букв в слове.

дощечка 7а

Шире всего представлены ложные полонизмы; они получаются заменой е, я, ы, у или какой-то иной гласной на сочетание ен (изредка ѣн).

Примеры: ренбы 'рыбы' 9б, тенсеце ляте 'тысяча лет' 7в, во стенпех 'в степях' 18б, повенде ны 'поведёт нас' 17б, преленте 'прилетела' 6а, кренпосць 'крепость' 7ж, у бренгы морстi 'у берегов морских' 18б, чловенкожравцове 'людоеды' 7а, всенке 'всякие' 22, погенбель наше 'погибель наша' 8, пренде на ны 'пришёл на нас' 7г, венздвегла 'воздвигла' 7а, Суренж 'Сурож' (часто), посленхате 'послушать' 7э, мрзенсть пренд ощесы нашiя 'мерзость перед очами нашими' 7в.

От такой «полонизации» иногда порождаются совершеннейшие монстры, например: поспьѣшендла 'поспешила' 7ж (ен вместо и и дл вместо л), згвѣнздама 'звёздами' 8(2) (соединение з из русского звезда и г из польского gwiazda), пшебiращя до ренек све 'прибирали к рукам своим' 8(3) (псевдопольская форма р. мн. ренек от ренка из польского ręka, тогда как правильная польская форма — rąk).

Другую большую группу составляют ложные церковнославянизмы; они получаются в основном путём замены ж на жд. Заметим, что единичные примеры этого типа изредка встречаются и в подлинных русских рукописях, но только в сравнительно поздних (не ранее XV в.).

Примеры: якожде (часто), полождете 'положить' 19, не лждехом 'не лгали' 35а, велице множдествы 23, о волiе бождесьте 30, ождерелья 22, кнезжденiе 37б.

Далее, в ВК имеется очень большая группа глагольных форм, которые, по-видимому, представляют собой ложные сербизмы, а именно имитируют сербские формы будущего времени с инкорпорированным -ћe- (-ћ-) из хће 'хочет', типа читаћу, читаћеш, читаће, читаћемо, читаћете, читаће — из читати хћу, читати хћеш, читати xћe и т.д. Разумеется, эти сербские формы — поздние, т.е. образец для имитации здесь мог появиться только через много веков после IX в.

В ВК похожие формы содержат -ще- (в силу неразличения ч и щ в графике ВК его можно интерпретировать и как -че-). Но здесь эти формы, в отличие от сербских, во-первых, никак специально не связаны по значению с будущим временем (по смыслу это чаще всего прошедшее время), во-вторых, после -ще- здесь могут стоять показатели не только презенса, но и любых прошедших времён, а также причастий и инфинитива.

Примеры: а тамо зрящеше тва денде а бабе 7е 'а там увидишь твоих дедов и бабок' 7а, бiящеть крыдляма 'бьёт крыльями' 7е, се бо конензе нашiе iзбрiащехомь 'мы выбирали князей наших' 24в, а замыстлящете злая на нь 'они замышляли зло против нас' 7а, iмящехом iсъкащете дрзi i врзi 'мы должны были искать друзей и врагов' 22, скакащете 'скакать' 7г (инфинитив).

С другой стороны, в ВК имеется также множество искажений без попытки имитировать какой-либо конкретный язык.

Такие примеры имеются среди слов любых категорий: прады 'прадеды' 5а, желзвѣна 'железные' 7а, хъзярьсштi 'хазарские' 4в и т.п. Но основную массу фантастических форм такого рода составляют глаголы. Попытка разобраться в хаосе глагольных словоформ ВК даёт следующий результат.

Среди этих словоформ есть и небольшая часть таких, которые построены правильно (с точки зрения хотя бы какого-нибудь из древних славянских языков), например: ide, iмуть, налѣзе, дахом. Но безусловное большинство глагольных словоформ не соответствует никаким реальным формам никаких славянских языков никакой эпохи.

Схема построения таких словоформ такова. Берётся глагольный корень (часто с теми или иными буквенными искажениями), и к нему добавляются справа отрезки, имеющие вид глагольных суффиксов и окончаний. Самые частые из таких отрезков — -ще- (которое может также интерпретироваться как -че-, см. выше), -ше-, -ша-, -те- (-ете-, -ите-), -хом-, -сте-, -ста-; реже — -ща-, -ши-, -х-, -уть-, -це-, -яи- и некоторые другие. Все они извлечены из различных реальных глагольных форм (презенса, аориста, имперфекта, причастий) и передают в реальных древних языках строго определённые грамматические значения. Но в ВК они используются, во-первых, без связи с соответствующими значениями, во-вторых, в произвольном порядке (тогда как в реальных языках их порядок внутри словоформы абсолютно жёсткий), в-третьих, без каких-либо ограничений на совместимость одних морфем с другими (например, в одной словоформе могут быть соединены показатели разных лиц, разных времён и т.д.).

Кроме того, в конце или в начале словоформы (а иногда и в середине) может стоять возвратное сен (также в виде се или ся). При этом древние правила расположения этого элемента слева или справа от словоформы не соблюдаются, а очень часто он ставится дважды — и слева, и справа; к тому же наличие или отсутствие возвратного сен может не соответствовать смыслу.

Ввиду всего этого глагольные словоформы не имеют никакого определённого грамматического значения. И действительно, переводчики ВК свободно приписывают им то значение наклонения, времени, числа, лица, залога, которое им кажется подходящим по общему смыслу фразы.

Пример: ромi до ны се врзетешаще 'римляне бросались на нас' 6а. Строение словоформы врзетешаще: корень верг- 'бросить' с ошибочной палатализацией, -ете — окончание презенса 2-го лица мн. числа, -ша- — окончание аориста 3-го лица мн. числа, -ще — суффикс причастия презенса с окончанием мн. числа.

И таких примеров — великое множество. Приведём лишь совсем малую их часть, без подробного разбора:

не могостехом 'мы не могли' 6г (-сте- — 2-е лицо, -хом — 1-е лицо);

а того не слоухащехомся 'а мы его не слушались' 6в;

а грьце хтяе насо крщашете 'а греки хотели нас крестить' 6э;

понесящуть 'понесут' 24в;

а iмахом врязi ростятешете 'мы должны были врагов рассечь' 7б;

не стрежещенце се бо тая одо вразех 'не остерегались ибо они врагов' 6в.

Насколько безразлично было сочинителю, какие морфемы вставить в глагол, видно из фраз типа од iтра до вчерже ходястехомо а iзроняшехомо слзы 'с утра до вечера мы ходили и роняли слезы' 7в (-сте- — 2-е лицо мн. числа, -ше- — 3-е лицо ед. числа).

дощечка 7б
Тезис 3. Язык ВК не может быть никаким естественным языком вообще.

Основанием для такого утверждения является то, что язык ВК обладает такой степенью бессистемности и хаотичности в грамматике, которая не наблюдалась ни в каком языке нигде и никогда.

Так, мы видим в ВК следующее.

Как у имён, так и у глаголов в принципе имеется много различных форм, точнее, форм с разными окончаниями. Тем самым язык ВК не может принадлежать к числу языков аналитического строя, где словоизменение сведено до минимума или даже вообще отсутствует.

В то же время для ВК никакими усилиями не удаётся выявить никаких последовательно соблюдаемых грамматических правил, которые управляли бы выбором из этого множества форм, различающихся внешне, в частности форм с разными окончаниями. Например, невозможно выявить никаких правил чередования фонем в корне. Не удаётся выявить никакого сколько-нибудь регулярного правила образования прошедшего времени глаголов; невозможно даже установить, сколько прошедших времён имеется в данном языке. В результате, как уже показано выше, любая глагольная форма может относиться по смыслу к любому времени, любому числу и любому лицу.

Для существительных невозможно выявить парадигмы склонения — прежде всего потому, что почти в любом контексте могут встретиться формы с почти любыми окончаниями (т.е. относящиеся с точки зрения других славянских языков к любым падежам). В частности, после предлогов мы видим здесь, например, такие формы: од вразе, од враг нашех, одо вражь, од вразех, од вразем; до врагi, до врази, до бозе наша, до конце, до море, до облакы, до векы, до Нiепра рiка, до небы, до брезi мрштi 'к морским берегам', до луце егоiех раяйстiех 'к его райским лугам' и т.д.

Бесчисленны случаи отсутствия согласования, например: одо карпенске исходу 'от карпатского исхода' 6д, со праотцi наша 'с праотцами нашими' 1, мрзенсть пренд ощесы нашiя 'мерзость перед очами нашими' 7в, вутце наше якве не суть ще збабнена 'отцы наши, которые ещё не обабились' 7в, зенбы имуще тверда а остра 'имея зубы твёрдые и острые' 7г, повiехомь старе словоi 'рассказали старыми словами' 19 и т.п.

Глаголы во множестве случаев употреблены в неправильном числе или лице, например: тежце времены наста, налезе на ны ромове 'тяжкие времена настали, напали на нас римляне' 6б (глаголы стоят в ед. числе); ту бо родицеве соубра се на комонiях 'тут родичи собрались на конях' 6б (то же), а iмехом два сты yбiена за Русь, вѣщна слва има еста 7г (има и еста — формы двойств. числа), пъехом плясасщете му а взоiвахом бгу нашiему 11а 'мы пели, плясали ему и взывали к богу нашему' 11а (плясасщете — 2-е лицо), а ты премоудра мира глядах од русы, а бя наше друг 'а тот премудрый соблюдал мир с Русью и был наш друг' 66 (глядах — 1-е лицо)11.

Сторонники подлинности ВК могли бы, правда, тут возразить, что все указанные неправильности являются таковыми с точки зрения всех других славянских языков, тогда как в языке ВК выступающие здесь словоформы, возможно, имели другие грамматические значения и, возможно, действовали другие синтаксические правила. Однако любые попытки выявить эти другие правила и систему этих других грамматических значений оказываются безуспешными и приводят к одному и тому же выводу: никакой системы во всех этих неправильностях нет.

Наблюдаемая в ВК хаотическая ситуация не представлена ни в одном реальном языке. Бывают языки с развитой вариативностью форм, но эта вариативность всегда ограничена достаточно жёсткими рамками и никогда даже близко не подходит к той степени произвола, которая представлена в ВК.

Иначе говоря, допустить, что ВК написана на некотором реальном (не искусственном) языке, можно только при условии, что это язык со структурой, принципиально отличной от всех остальных языков мира.

Версия об участии переписчиков

Рассмотрим теперь вопрос о том, нельзя ли объяснить все неправильности языка ВК действиями позднейших переписчиков.

Здесь мы утверждаем следующее.

Язык ВК не может быть продуктом поздней переписки более раннего оригинала, написанного на каком-либо натуральном славянском языке.

Какие изменения текста могут происходить при его переписке в более позднюю эпоху?

Подавляющее большинство наблюдаемых изменений такого рода — это так называемая модернизация, т.е. изменение текста в сторону норм того времени, когда происходит переписка, — графических, орфографических, фонетических, морфологических (в ограниченной степени также синтаксических и лексических). Модернизация может быть как бессознательной, так и сознательной. Никаких грамматических и иных неправильностей в тексте в силу модернизации в нормальном случае не возникает. Обычно появляется лишь некоторая непоследовательность, состоящая в сосуществовании в переписанном тексте новых и старых форм (поскольку модернизация почти никогда не бывает стопроцентно систематической).

Далее, переписчики могут исправлять по собственному разумению то, что им кажется неправильным или непонятным. Нередко в таких случаях смысл текста оказывается искажённым; однако с чисто грамматической точки зрения новый текст при таких исправлениях обычно правилен.

С другой стороны, переписчик, конечно, может просто ошибаться — по невнимательности или по недостаточной грамотности. Плохой переписчик создаст малограмотную копию с вполне исправного оригинала.

От простого переписчика, который вносит исправления лишь там, где, по его мнению, текст в чём-то неисправен, следует отличать переписчика-редактора, который считает нужным в чём-то изменить содержание текста, т.е. выступает, по существу, в роли соавтора.

Что же мы видим с этой точки зрения в ВК?

Имеется, в частности, заметное количество польских слов и форм. Сторонники подлинности ВК могут попытаться объяснить их присутствие тем, что текст был некогда скопирован переписчиком-поляком. Теоретически такое возможно.

Но в тексте есть и чешские слова и формы. Придётся допустить, что текст переписывался не один раз, и второй раз действовал уже переписчик-чех.

Но в тексте есть ещё церковнославянизмы (= болгаризмы) и сербизмы. Придётся построить версию, что переписчики образовывали целый интернационал.

Разумеется, такая версия достаточно нелепа сама по себе. Но имеется капитальный факт, зачёркивающий даже то микроскопическое вероятие, которое можно было бы для неё допустить. Он состоит в том, что, как мы уже видели, в ВК есть также ложные полонизмы, ложные церковнославянизмы, ложные сербизмы и т.д. А ведь нельзя допустить, чтобы поляк не знал своего родного языка и мог написать, например, ренба вместо рыба, когда в его родном языке это ryba.

Конечно, единичное ренба вместо рыба можно было бы объяснить простой опиской. Но в ВК этот ряд ложных полонизмов, как мы видели, весьма велик. Состоять из случайных описок этот ряд явно не может. Единственное возможное объяснение состоит в том, что некто хотел придать этим словам польский облик, но польский язык знал плохо.

Из сказанного понятно, что нормальная копия с древнего текста — это текст, где нет грамматических неправильностей, а просто проявляют себя (в той или иной степени) две нормы — старая и новая. Например, в «Слове о полку Игореве» нет ничего, что не соответствовало бы либо норме XII в., либо норме XV в. И его язык по большому числу параметров близко сходен с языком определённой категории реальных рукописей (а именно, списков XV-XVI вв. с древнего оригинала, сделанных на северо-западе Руси).

Совершенно не то в ВК: здесь масса материала, который не соответствует нормам никакого конкретного славянского языка никакого века. И не существует никаких реальных рукописей, которые обнаруживали бы с данной точки зрения какое-либо сходство с ВК.

Таким образом, спасти версию подлинности ВК с помощью гипотезы об инославянских переписчиках невозможно.

Каковы же все-таки лингвистические аргументы в пользу подлинности ВК?

На наивном уровне можно пытаться выдвинуть в качестве аргумента в пользу древности ВК то, что там есть некоторое количество древних словоформ, которых в современном языке уже нет (скажем, аориста или двойственного числа). Но мы уже видели, что и те и другие строятся в ВК с множеством чудовищных ошибок и используются в тексте произвольно, без связи с соответствующими значениями. Тем самым в использовании таких словоформ показательным в действительности оказывается не сходство ВК с реальными древними рукописями, а, напротив, вопиющее от них отличие.

Единственный более серьёзный аргумент данного рода, который был выдвинут сторонниками подлинности ВК, состоит в том, что в ВК есть такое же смешение ъ с о и ь с е, как в новгородских берестяных грамотах.

На первый взгляд этот аргумент кажется весьма сильным. Но при более близком рассмотрении это впечатление рассеивается. Дело в том, что в берестяных грамотах графическое смешение строго ограничено парой ъ-о и тройкой ь-е-ъ; никаких других смешений гласных нет. Между тем в ВК наблюдается хаотическое смешение почти любых гласных с любыми. Вычленение из этого хаоса лишь двух пар — ъ/о и ь/е — совершенно произвольно и нужно только для того, чтобы создать иллюзию сходства именно с берестяными грамотами. Так, е особенно часто смешивается в ВК с и — например: полождете 19 вместо положити, жнева 'жнива' 6а, попелеще 'пепелище' 6а, вѣснек 'вестник' 8(2); кроме того, оно смешивается ещё и с ъ, а, я, о, ѣ, у, ен и др. — например: до конце 'до конца' (часто), прибезенце 'прибежища' 6б, замержеце 'заморцы' 6в, бедехом 'будем' 7з, вопрощашуть насе 'спрашивали нас' 7г и т.п. Примерно то же происходит в ВК и с о, которое может смешиваться не только с ъ, но и с у, ь, е, ен и др. (ср., например, вовенде нашо 'воевода наш' 7д).

Нелишне отметить и тот простой факт, что берестяные грамоты стали известны (по первым публикациям) с 1951 г., тогда как первые цитаты из ВК опубликованы в 1953-1956 гг., а полные тексты дощечек публиковались (малыми порциями) лишь в 1957-1959 гг. Это значит, что отдельные написания вроде насо, намо (вместо нась, намъ) вполне могли быть и прямо навеяны впечатлением от берестяных грамот.

Таким образом, сколько-нибудь весомые лингвистические аргументы в пользу подлинности ВК просто отсутствуют.



Tags: Велесова книга, лингвистика, фальсификация
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author